Лента новостей

Сегодня, 02:06
В Молдове зарегистрировано 5366 новых случаев коронавируса
0
 
Сегодня, 01:58
Отставки в СИБ и правительстве. Что говорит по этому поводу Майя Санду
0
 
Вчера, 20:11
Молдавия готова к новому раунду переговоров по приднестровскому вопросу
0
 
Вчера, 20:05
ОДКБ готова оказать Таджикистану и Киргизии помощь для мирного решения конфликта
0
 
Вчера, 16:26
Россия призвала Молдову отказаться от спорных заявлений по Приднестровью
3
 
Вчера, 12:33
НАРЭ предлагает новые тарифы на электроэнергию для потребителей «Premier Energy» и «FEE Nord»
3
 
Вчера, 10:32
Прокуроры по борьбе с коррупцией проводят обыски у главы агентства по неподкупности
1
 
Вчера, 01:36
Отказ от уступок и набор идей для диалога. Запад ответил на предложения РФ по безопасности
0
 
Вчера, 01:31
Абсолютный антирекорд: в Молдове зарегистрировали 6199 новых случаев COVID-19
1
 
Вчера, 01:25
Инга Григориу обжаловала отказ прокуратуры расследовать дело Стояногло
1
 
26-01-2022, 20:30
Муниципальный советник оспорил в суде решение о переходе на обучение онлайн
0
 
26-01-2022, 20:26
Реакция Митрополии Молдовы на заявления О.Нантоя
25
 
26-01-2022, 20:21
Суд освободил Дорина Дамира и Валериу Кожокару из ПУ-13
1
 
26-01-2022, 19:24
Гололедица неизбежна. Прогноз погоды на ближайшие сутки
0
 
26-01-2022, 19:18
НАОЗ объявило «красный код» COVID-опасности почти во всех районах Молдовы
0
 
26-01-2022, 11:58
Аграрии в Молдове могут выйти на протесты
1
 
26-01-2022, 11:35
Домника Маноле стала членом Венецианской комиссии
14
 
26-01-2022, 11:14
В Молдове открылась выставка «Превосходное искусство из Японии»
0
 
26-01-2022, 11:07
Согласно требованиям НЧКОЗ. Парламент Молдовы перешел на особый график работы
0
 
26-01-2022, 10:57
Генпрокуратура отказалась расследовать незаконность действий Спыну при подписании контракта с «Газпромом»
3
 
Все новости

Неизбежность многовекторности, или Внешнеполитический эффект пандемии

Многовекторность внешней политики – естественная защитная реакция на ослабление глобального управления и неспособность гегемона однополярного мира адекватно ответить на мировой пандемический вызов.
 
С развитием пандемии ослабление либерального международного порядка стало особенно явным. Он опирался на силовое и финансово-экономическое превосходство США. Но Вашингтон полностью самоустранился от международного сотрудничества по вопросам главной общемировой угрозы. Более того, стал всячески этому сотрудничеству препятствовать. США вышли из Всемирной организации здравоохранения, усилили противостояние с Китаем и Россией и увеличили давление на союзников, принуждая их отказаться от сотрудничества с Пекином и Москвой.
 
Стоило властям Дании дать разрешение на эксплуатацию газопровода «Северный поток – 2» на континентальном шельфе, как Вашингтон удвоил  энергию по созданию коалиции для недопущения завершения строительства газовой магистрали. В Германии, Швейцарии и других странах Европы раздуваются дискуссии о санкциях, затрагивающих «Северный поток – 2», в ответ на резонансное дело «об отравлении Алексей Навального». 
 
Конфронтация с Китаем вышла за пределы военно-политической и информационно-идеологической сфер и уверенно распространяется на области экономического взаимодействия. 
 
Предстоящие в ноябре президентские выборы ситуацию не изменят. А в случае победы Джозефа Байдена конфронтация с Россией и Китаем лишь усилится, так же, как и навязывание союзникам политики санкций. 
 
Пока пандемия Covid-19 провоцирует все новые угрозы в сфере промышленной безопасности и экономического развития, а ООН призывает страны мира к крупномасштабным согласованным действиям, отмечая, что нарушение функционирования продовольственных систем спровоцирует последствия для здоровья и питания такой тяжести и масштабов, каких не было более полувека, все большее число государств предпочитает односторонние меры. Число новых или оживших старых международных конфликтов растет с тревожной скоростью. Это естественное следствие обострения во многих странах внутренних противоречий. Их вызывает  усиление политики конфронтации со стороны опорного для либерального миропорядка государства. 
 
С ростом эгоизма и хаотичности заметно ослабло глобальное управление. А вместе с ним и внимание к таким вопросам, как изменение климата, защита окружающей среды, даже международный терроризм. «Большая двадцатка» и «Большая семерка» впали в ступор. Конфронтация США с Китаем и Россией парализует эффективное сотрудничество для борьбы с общими вызовами. 
 
Пандемия, как рентгеновский снимок, показала патологию однополярного мира и рост спроса на государственный суверенитет и самостоятельность. Для многих стран становится все более очевидным: однополярный мир не сменится биполярным. Выход из глубокого экономического кризиса будет затяжным и больно ударит по всем центрам мировой экономики. Их внешняя политика еще долго будет импульсивной и переменчивой, не оставляя шансов для формирования новых полюсов притяжения и влияния. 
 
В таких условиях собственные интересы становятся важнее выбора «с кем?». На первый план выходит вопрос «как?». Как минимизировать риски для себя? Модели внешнеполитического примыкания, дистанцирования и лавирования больше не работают. Значит, надо быть везде и со всеми. А это многовекторность. 
 
Споры о жизнеспособности этой модели ведутся с конца 90-х годов прошлого века. Между тем она становится доминирующей во внешней политике все большего числа стран. На постсоветском пространстве это Казахстан, Таджикистан, Кыргызстан, Беларусь. На международной арене – БРИКС и ШОС.
 
Группа пяти стран - Бразилия, Россия, Индия, КНР, ЮАР (БРИКС) - провела первый саммит в 2009 году. Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) насчитывает сегодня шесть постоянных членов (Китай, Россия, Казахстан, Киргизия, Узбекистан, Таджикистан), 15 стран-наблюдателей и шесть государств, которые ведут переговоры о вступлении. Обе структуры ориентированы на то, чтобы фокусироваться на общих интересах стран-участниц, не концентрируясь на геополитических противоречиях и разногласиях между ними. 
 
Такая установка и помогает преодолевать противоречия. В том числе те, которые возникали на волне роста конфронтации между «великими державами». БРИКС сохранила работоспособность и после обострения конфликта между Китаем и Индией, и после давления США во время президентских выборов в Бразилии. ШОС устояла, когда Китай начал усиливать наступательность во внешней политике. 
 
В отличие от G7 БРИКС справилась с шоком от первой волны пандемии и наладила диалог и сотрудничество по противодействию распространения Covid-19. В активной повестке ШОС по-прежнему остаются вопросы безопасности, борьбы с терроризмом, сепаратизмом и наркотрафиком. По одному меткому замечанию, аббревиатура «ШОС» стала синонимом слова «мир». 
 
БРИКС и ШОС являются сегодня наиболее успешными и влиятельными  образцами многовекторности. Незападные центры силы сотрудничают по общим для них вопросам и согласовывают позиции по международным проблемам. При этом гегемона среди них нет. Китай на эту роль не претендует.   
 
В условиях ослабления глобального управления и отмирания либерального, однополюсного миропорядка спрос на такие модели внешней политики и интеграции будет только расти. Мир после «ковида» обречен на полицентричность. Многовекторность, без сомнений, восходящий тренд, который будет обретать лишь новые формы. 
 
Петр Прокопий



Похожие публикации

Войти через

Добавьте комментарий

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Наверх