Лента новостей

Вчера, 18:32
В Кишиневе подсчитают ущерб от «российской оккупации» Приднестровья
0
Вчера, 16:29
Путин обсудил с СБ РФ последствия принятия закона о реинтеграции Донбасса
0
Вчера, 15:21
Сильвия Раду о платных парковках: Мы не откажемся от этой идеи
0
Вчера, 13:34
Претор сектора Центр Олег Поятэ добровольно отказался от занимаемой должности
1
Вчера, 13:21
Судья Апелляционной палаты, которому попало дело Шора, взял самоотвод
1
Вчера, 12:16
Албот вышел в третий круг Australian Open в парном разряде
0
Вчера, 12:05
Санду обвиняет бывшего коллегу во лжи
3
Вчера, 11:42
Додон подал в суд на Мокану за клевету
2
Вчера, 11:40
Еще один советник объявил о выходе из фракции НП. Григоришин: Демократы стремятся назначить удобного вице-примара в Бельцах
0
Вчера, 10:53
Муниципальный совет Бельц проголосовал за проведение референдума об отставке Ренато Усатого. Когда пройдет плебисцит
5
Вчера, 10:33
Gas Natural Fenosa опровергла слухи о продаже бизнеса в Молдове
0
Вчера, 10:21
Православные христиане отмечают Крещение Господне
1
Вчера, 10:17
Игорь Додон: Решение КС приостановить мои полномочия в связи с законом о пропаганде является основанием для уголовного дела
0
Вчера, 10:14
Эксперты: потребители переплатили Moldovagaz 1,5 млрд леев за два года
0
18-01-2018, 16:27
Парламентская фракция коммунистов поддержала участвующих в голодовке бельцких советников
25
18-01-2018, 14:52
Дело директора интерната № 3 Игоря Сандлера передали в суд
5
18-01-2018, 14:41
Дело Шора будет рассмотрено Апелляционной палатой
3
18-01-2018, 14:25
Наглые таксисты спекулируют на снегопаде: в некоторых случаях стоимость поездки превышает цену в четыре раза
0
18-01-2018, 13:14
СМИ: Gas Natural Fenosa выставляется на продажу. Операция может быть оценена в более чем 500 млн евро
0
18-01-2018, 12:33
Рада приняла закон об оккупации Донбасса Россией
4
Все новости

История «болезни» малого предпринимательства

В настоящее время (на 1 сентября) в Государственной регистрационной палате РМ зарегистрирована 171 тыс. экономических субъектов, в том числе 94,4 тыс. - общества с ограниченной ответственностью и 61,4 тыс. - индивидуальных предприятий. Таким образом, именно 155,8 тыс. субъектов, то есть 91% всех предприятий, составляют основу категорий микро-, малых и средних предприятий. 
 
При этом, согласно данным Национального бюро статистики, в нашей республике по состоянию на 1 января 2016 г. были зарегистрированы 38,2 тыс. микро-предприятий, 10 тыс. малых и 1,6 тыс. средних предприятий. Всего - 49,8 тыс. предприятий с общей численностью 281,4 тыс. работников, что составляет 55,1% от общего числа работающих в экономике. Данная категория предприятий зарегистрировала продажи на 86,8 млрд. леев, или 30,8% от общего объема продаж по экономике. В целом все предприятия работают с прибылью. За год их прибыль составила 3,04 млрд. леев.
           
Еще в 1993 г., на основании указа президента, «в целях проведения согласованной государственной политики разгосударствления и приватизации, создания благоприятных условий для поддержки и развития предпринимательства», был создан фонд поддержки предпринимательства и развития малого бизнеса при правительстве. Для этого использовались средства, полученные в процессе приватизации государственной собственности. Основными целями фонда были финансовое обеспечение политики государства в области развития предпринимательства, предоставление ссуд предприятиям приоритетных отраслей экономики, в том числе на льготных условиях, а также финансирование подготовки кадров. Были определены также и источники формирования фонда - 0,5% от доходов государственного бюджета; доходы, полученные от собственной деятельности фонда; средства, выделенные в рамках международной технической и финансовой помощи; добровольные отчисления и пожертвования физических и юридических лиц и иные поступления, не противоречащие законодательству. Для руководства фондом было назначено правление, в состав которого тогда входили 11 человек – от Минэкономики, Минфина, деловых кругов и коммерческих банков.
 
В мае 1994 г. был принят уже Закон о поддержке и защите малого бизнеса. Законом было определено, что фонд поддержки предпринимательства и развития малого бизнеса является некоммерческой организацией. В законе были конкретизированы его функции. В нем от предпринимательства в целом перешли на необходимость обеспечения финансирования национальных программ государственной поддержки уже только малого бизнеса, проектов и мероприятий, направленных на развитие малого бизнеса, а также участие в финансировании местных программ поддержки малого бизнеса.
 
В июле 2006 г. принимается следующий Закон о поддержке сектора малых и средних предприятий, где хозяйствующие субъекты малых и средних предприятий квалифицированы уже тремя категориями – микро-, малыми и средними предприятиями.

Новый закон установил, что государство поддерживает сектор малых и средних предприятий уже дифференцированно, в зависимости от вида деятельности, периода функционирования и параметров хозяйствующих субъектов сектора малых и средних предприятий. Правительство и органы местного публичного управления обязаны были разрабатывать политику и принимать меры, призванные способствовать защите микро-, малых и средних предприятий в их отношениях с государством, упрощать административные процедуры и предупреждать необоснованный рост цен в связи с применением действующих регламентов. Согласно этому закону, разработка политики, координация, мониторинг, оценка политики и мер государственной поддержки развития сектора малых и средних предприятий осуществляются трехступенчатой структурой. В частности, Правительством РМ через Министерство экономики, а Минэкономики, в свою очередь, - через Организацию по развитию сектора малых и средних предприятий (ODIMM).
 
Пределы административных затрат по запуску и реализации программ развития сектора малых и средних предприятий и дополнительных затрат на мониторинг, оценку и контроль устанавливались при утверждении бюджета каждой программы и составляли не более 10% средств, выделенных для программы. Спустя год, в мае 2007 г., правительство реорганизовало фонд и учредило при Минэкономики Организацию по развитию сектора малых и средних предприятий с двойным, своеобразным статусом - некоммерческой организации в форме публичного учреждения. Как сказано в Положении об этой организации, она осуществляет свою деятельность, сочетая финансирование из государственного бюджета и из других источников, которые не противоречат действующему законодательству. Координация и руководство организацией осуществляется координационным советом, а управление текущей деятельностью - генеральным директором, назначаемым на конкурсной основе.
 
Таким образом, на законодательно-нормативном уровне был создан ряд прецедентов, которые грубо нарушили требования законодательства. 
 
Во-первых, определили, что разработкой политики, координацией, мониторингом, оценкой политики и мер государственной поддержки развития сектора малых и средних предприятий будет заниматься трехступенчатая структура – Правительство РМ - Министерство экономики - Организация по развитию сектора малых и средних предприятий. А фактически прямые функции министерства были переданы некоммерческой организации в форме публичного учреждения. Это является прямым нарушением Закона о центральном отраслевом публичном управлении, который предусматривает, что разработкой, принятием и мониторингом политики в отрасли (подотрасли) является министерство. А для обеспечения реализации (внедрения) политики государства в определенных подобластях или сферах, вверенных министерству областей деятельности, в его ведении могут создаваться агентства, государственные службы или инспекции.
 
Во-вторых, принятый в 2006 г. Закон о поддержке сектора малых и средних предприятий, которым было предусмотрено создание организации с соответствующим статусом и полномочиями, но не агентство, госслужба или госинспекция, нарушил основные принципы и Закона о законодательных актах. Принимаемый законодательный акт не согласован с существующей правовой базой. Закон требует, чтобы при разработке, принятии и применении законодательных актов соблюдались принципы целесообразности, согласованности, последовательности и соотносимости конкурирующих норм, преемственности, стабильности и предсказуемости норм права.
 
В-третьих, учредив некоммерческую организацию, да еще в форме публичного учреждения с соответствующим статусом и полномочиями, создали тем самым неразбериху между функциями и полномочиями министерства и данной организации. Поэтому на протяжении всех этих лет она не может поделить главенствующее положение с министерством, а точнее, с его структурами.
 
В-четвертых,кто-то может возразить, что в случае возникновения между двумя законодательными актами, имеющими равную юридическую силу, противоречия норм, содержащих различные решения по одному и тому же объекту регулирования, применяются положения последнего по времени принятия акта? Таким образом, оппоненты (и даже некоторые юристы) скажут, что органический Закон о поддержке сектора малых и средних предприятий от 2006 г. имеет приоритет по отношению к органическому Закону о законодательных актах от 2001 г. Это только на первый взгляд так, потому что Закон о законодательных актах в основных своих принципах гласит о том, что принятый в 2006 г. законодательный акт не был согласован, противоречит существующей правовой базе. Таким образом, имеем местнический, ведомственный прецедент, а не юридический.
 
И наконец, в-пятых. Случай, когда Организация по развитию и поддержке малых и средних предприятий была наделена (незаконно) министерскими функциями по разработке и утверждению Стратегии развития малого бизнеса, а также по мониторингу внедрения соответствующей политики, является ЕДИНСТВЕННЫМ исключением из законодательных норм. Мониторинг внедрения политики является прерогативой министерств, а все существующие госструктуры, созданные при министерствах, уполномочены ТОЛЬКО внедрять соответствующую политику. Кроме того, это противоречит правилам и требованиям по разработке документов политики, утвержденным правительством в январе 2007 г. Согласно ним, документами политики являются концепция + стратегия + программа + план. Документы политики утверждаются министерствами.
           
В 2012 г. правительство утвердило Стратегию развития сектора малых и средних предприятий на 2012-2020 гг. и Планы по внедрению Стратегии на 2012-2014 гг. и на 2015-2017 гг. О том, что представлял План по внедрению Стратегии на 2012-2014 гг. уже нет смысла рассуждать, а в Плане на 2015-2017 гг. следует отдельно подчеркнуть ряд моментов.
           
В частности, предусматривалось разработать в 2015 г. Национальную стратегию по привлечению инвестиций и продвижению экспорта на 2016-2020 гг.; целый ряд всевозможных мероприятий, связанных с аккредитацией и аттестацией продукции; план закупок для приобретения минимально необходимого оборудования для деятельности лабораторий в области инфраструктуры качества. А также утвердить 75% европейских стандартов в качестве национальных стандартов, релевантных для нормативных актов, изложенных в Соглашении РМ-ЕС, разработать и реализовать План действий по институциональному развитию и консолидации потенциала Агентства по защите прав потребителей и Национального агентства по безопасности пищевых продуктов на 2015-2016 гг.; разработать План действий по процедурам контроля, основанным на менеджменте рисков. И так далее, более 100 подобных планов и мероприятий, которые прямо или косвенно не относятся к деятельности малых и средних предприятий и в лучшем случае, при необходимости, могли бы составлять основу для другой стратегии и плана, но только не для малых и средних предприятий.
 
Все это тоже дает возможность рассуждать о многом, и в первую очередь об  отношении к делу со стороны Минэкономики, не говоря уже о специально созданной Организации по развитию малых и средних предприятий - ODIMM.

В июле 2016 г. парламент принял очередной Закон о малых и средних предприятиях, который повторяет те же ошибки. Особо следует подчеркнуть  непонятный принцип классификации малых и средних предприятий. В действиях авторов всех законов (Минэкономики) и законодателей нет логики при определении параметров для классификации этой категории предприятий.
 
Иначе как можно объяснить, что месячная выработка на одного работника так сильно отличается? 28 тыс. леев - для микро-предприятий, 43 тыс. леев - для малых и 17 тыс. леев - для средних предприятий. Отличие классификации предприятий малого предпринимательства и между требованиями нового закона и предыдущими законами дано в таблице, из которой явно видно, что никакой логики в классификации категорий предприятий НЕТ. Ведь невозможно объяснить причину, почему выработка на одного работника должна отличаться в 2,5 раза.

Что собой представляет сектор микро-, малых и средних предприятий?
 
Как говорилось выше, по информации Государственной регистрационной палаты, по состоянию на 1 сентября в Молдове зарегистрирована 171 тыс. экономических субъектов, из которых 91% всех предприятий составляют основу категорий микро-, малых и средних предприятий. Вместе с тем, согласно данным НБС, на начало года было зарегистрировано всего 49,8 тыс. предприятий.
 
По сравнению с 2010 г., общее число предприятий (которые учитывает НБС) незначительно снизилось - с 52,3 тыс. до 49,8 тыс. Количество работающих также сократилось - с 309,4 тыс. до 281,4 тыс. Объем продаж в абсолютной величине вырос с 65,3 млрд. леев до 86,8 млрд. леев. Однако, с учетом девальвации лея, объем продаж остается на неизменном уровне. Но при этом снизился доход этих предприятий – с 5,46 млрд. леев до 3,04 млрд. леев. С учетом девальвации лея, их прибыль упала в 2,2 раза.
 
На сайте ODIMM размещен последний ее отчет за 2015 г. В нем приводятся данные примерно десяти и редко сотен представителей малого предпринимательства, с которыми проводили какие-либо мероприятия и обучали чему-нибудь. Например, были созданы новые рабочие места: в 2012 г. – 123, в 2013 г. – 125, в 2014 г. – 178 и в 2015 г. - 107. Также за весь год проведено 27 семинаров в десяти районах и отдельный семинар для 20 женщин-предпринимателей. В летней школе по развитию предпринимательства разово участвовали 45 молодых людей и 20 преподавателей. В программе по привлечению мигрантов-сограждан к занятию бизнесом по программе «PARE 1+1» (на один лей предпринимателя - один лей грант от государства) за год участвовали 198 человек. За прошлый год 77  предпринимателям были выделены кредиты на сумму 124 млн. леев.
 
При этом интересна статистика за последние годы. В 2010 г. поступило 10 заявок на участие в программе «PARE 1+1», и ни одна не была удовлетворена. За 2011 г – соответственно - 89/73, 2012 г. – 148/69, 2013 г. – 184/171, 2014 г. – 309/191. А теперь общее количество зарегистрированных в Регистрационной палате субъектов - представителей малого предпринимательства – 171 тыс. и 49,8 тыс., согласно данным НБС, сравним с несколькими десятками предпринимателей, участвующих в различных мероприятиях, организованных ODIMM. Или со всего лишь 77 предпринимателями, получившими помощь по программе «PARE 1+1».
 
Можно ли назвать эту деятельность эффективной, если Минэкономики и эта организация призваны осуществлять работу, которая должна объединять 91% всех хозяйствующих субъектов страны, определяющих (по крайней мере, они должны определять) формирование бюджета страны?
 
Об организационной и финансовой деятельности ODIMM
 
Если говорить о финансовой стороне деятельности ODIMM за все время ее существования, поначалу как фонда, а впоследствии организации, то в 1995 г. фонд поддержки малых и средних предприятий составлял 7,5 млн. леев, а в 2014 г. – 73,4 млн. леев, в том числе 10%, т.е. 7,3 млн. леев, использовались на административное управление ODIMM. Эта сумма сопоставима с финансированием солидного министерства, хотя штат организации состоит из 19 служащих. Более подробно о финансовой стороне управленческой деятельности  организации сложно говорить, т.к. в опубликованном отчете нет никаких данных об этом.
 
По этому поводу Счетная палата в 2013 г. в акте аудита финансовой деятельности Минэкономики за 2012 г. отметила, что у ODIMM отсутствовали бухгалтерские балансы, которые бы отражали финансовое состояние учреждения за определенный период, что необходимо, в соответствии с законом и регламентом. В акте также сказано, что вследствие трактовки статуса некоммерческой организации в форме публичного учреждения и исполнителя бюджета НБС не был присвоен ODIMMсоответствующий код. Этим объясняется  отсутствие финансовых отчетов. В последующие после проверки годы этот очень серьезный недостаток бухучета организации не был устранен, а Минэкономики со своими аудиторами и Счетная палата не проследили и не обеспечили устранение замечаний, отмеченных в акте.
 
Говоря о недостатках в вопросах бухучета, следует подчеркнуть и отсутствие гласности и прозрачности в распределении финансовых кредитов для малого предпринимательства. Если сравнить количество предприятий, попадающих под соответствующую категорию – более 50 тыс., и число тех, кому удалось получить в 2015 г. субсидии, – 77 субъект, то вызывает вопросы распределение средств. Все это наводит на мысль о коррупционной составляющей, о чем давно должны были бы позаботиться прокуроры Антикоррупционной прокуратуры и НЦБК.
 
Заключение
 
За 20 лет приняли три закона и ряд постановлений правительства, учредили фонд, затем Организацию по продвижению малого и среднего предпринимательства, определили и израсходовали, не понятно на что, немалые финансовые ресурсы. Однако развития предпринимательства, малого и среднего бизнеса за все более 20 лет НЕТ, не получилось.  

Думитру Барбалатскачать dle 12.0
Источник - noi.md

Похожие публикации

Войти через

Добавьте комментарий

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наверх